Deutsch English

Назиратель. XVI век.

"В ЧЕМ НУЖДАЕТСЯ КАЖДОЕ ДЕРЕВО В СВОЕМ РАЗВИТИИ, КАКИЕ ДЕЛА И СРЕДСТВА СПОСОБСТВУЮТ РОСТУ И ЕГО ПЛОДОНОШЕНИЮ"

Каждое дерево, как и животное, в четырех нуждается вещах для своей сохранности: во-первых, в собранном в семени веществе; во-вторых, в хорошем месте, в-третьих, во всякой влаге для развития и подкормки, в-четвертых, в нужном ему воздухе. Если все эти вещи имеет дерево, то как следует разовьется и разрастется, а если хотя бы чего одного не будет - развитие и плодоношение прекратятся.

Для лучшего роста овощей и плодов, вообще всего, что корень в земле имеет, требуется еще пять вещей: семян, удобрения (лучше навозом), водной влаги, прививки, или прищипывания, которым здесь называем скрещения одного отростка с другим растением. Из этих пяти вещей первое - семя, которое несет в себе действительный образ растения, так что в семени есть и исходная плоть его и крепость развития; вторая вещь - удобрение, которое содержит в себе силу для развития растущих растений, но приемлет ее от силы тепла небесного круга, то есть от звезд и от солнца. От влаги, возникшей смешением стихий, исходит второй источник вещей растущих, ибо растение влагу, прорастая, тянет в себя из земли и превращает в плоть свою силою солнца; сама по себе вода растений не набирает тела, но влагой своей и текучестью все вещества растворяет, чтобы лучше по всем частям растущих растений они расходились, поскольку по твердости их иначе не расходились бы по дальним частям растений, как происходит это с помощью влажной воды; и хотя сама по себе вода вещь скользкая, или текучая, однако питание, в тело внесенное, в нем оставляет, его усваивает, чтобы потом превратиться в ткань дерева или травы.

Прививка - скрещение ветви одной с другою, чтобы дерево лучше плодоносило, поскольку подвой несет в себе соки густые и, растворенные силою солнца, вверх подает до привоя, хотя бы и другого сорта, лишь бы свежего. И так три вещи служат развитию и образованию дерева или травы, а две - его росту и увеличению: рождению служит пророщенное семя и прививка, потому что всякая вещь, которая может вырасти или умножиться, должна иметь в себе силу развития, приводящую к воплощению своего вида, а сила такая сосредоточена в семени, как в силе исходной. А поскольку сила и крепость прорастания происходит от верхней и высшей силы небесной, которая является силой всеобщей, то и те обе силы нужны для рождения всякой растущей вещи. Третья вещь - прививка привоя к стволу - ей подобна, за ней и следует, хотя чуть-чуть изменяет образ растения в его принадлежности к виду, но мало относится к его существу. Что же касается жизни, питания и сохранения дерева, служат тому две вещи. Первая - это соки растения, которые его питают, и вода, которая помогает растворить вещества и текучестью влаги разносит их по растению. Есть еще и другие, весьма способствующие росту и развитию, и плодоносности дерева, отчасти выше уже указанные вещи: пригодное место, воздух полезный и чистый, но они не влияют на плоть растущих растении, лишь помогают развитию семени - гниением и влагою места и воздуха, нужных всякому семени, также способствует росту деревьев, смешивается с соками семени в подобном гниении и входит в питание с нею вместе, помогая рождению, как то бывает и при рожденье животных. Деревья и травы, когда наступает тепло, быстрее растут в ночной прохладе, а иногда и вянут от жаркого солнца, которое, влагу из них выводя, их иссушает. Зимой же, когда деревья в вершинах от стужи сожмутся и осядут, тогда внутри они наполняются соками, которые ходят там больше, чем летом. Есть и другое, нужное очень для роста деревьев - здесь и нужна человека помощь - переменить состав земли, потому что деревья живые, как бы животные в первой степени, несут в себе много исконных стихий. Оттого точно так, как изменяет природу животных воспитание их, так и возделывание почвы или нивы помогает их росту и плодоношению. [...]

[...] Где хочешь посеять лен, прежде засей бобами или горохом; после его запашут, чуть подрастет он или только-только взойдет - этим хорошо удобрять землю; а лучше, если бы такие бобы или горох были вымочены до клейкости, а потом разбросать их рукой, запахать и забороновать,- все это делает почву плодородной. Говорят о золе, что имеет такую же силу, почему и сжигают сухой навоз, а золу руками по ниве разбрасывают и потом запахивают, если собираются посеять лен или иное какое семя. А срок вывозить навоз и разбрасывать - от начала сентября в продолжение прочих месяцев вплоть до мая, а во время больших морозов зимою разбрасывать можно прямо по озимым. И в иное время можно его разбросать по ниве, особенно в дни, когда можно навоз припахать и прикрыть, как в садах, так и в поле,- был бы навоз свежим. Навоз можно также делать из соломы, из жмыхов и половы там, где скотины немного. Таким же образом разбросать солому, очеси, полову по грязной дороге, во дворе или в грязных ямах, и когда все это утопчется через пятнадцать дней, дождем и водой пропитается, в кучу большую сложить, сделав поверху шире, а в середине пусто, чтобы дождь и всякая влага, ее заливая, там оставалась; и когда уже там за лето все улежится и сгниет, вывозить на поле в ту пору, какая прежде описана.

**************************

Русское деревянное зодчество. Свойства дерева.

Естественными строительными материалами на Руси издавна служили дерево и глина. И того, и другого было в изобилии. И то, и другое начали использовать в хозяйстве довольно рано. Но если кирпичи из глины появляются лишь к середине X века, то дерево в качестве основного строительного материала использовалось с древнейших времен. Именно в деревянной архитектуре русские зодчие выработали то разумное сочетание красоты и пользы, которое перешло затем в сооружения из камня и кирпича.
Многие художественные и строительные приемы, отвечающие условиям быта и вкусам народа, вырабатывались в течение тысячелетий в деревянном зодчестве.

Мы привыкли к тому, что густые еловые северные леса называются тайгой. Однако так называли дремучий лес лишь в Восточной Сибири. В центральной же Руси его называли тайболой, а в Западной Сибири - урманом. Опушка леса - это раменье. И сосна в разном лесу разная. Сосновый лес в болотистой низменности - мяндач. А на сухой возвышенности - бор. И сама сосна в бору - конда. Это самое лучшее дерева для всякого строительства - и легкое, и стройное, и на корню просмоленное. Вот только вызревают кондовые сосны долго - 350 лет и более. С реками и болотами тоже не все просто. Пойменные леса на берегах рек - уремы. Там, где болото выходит на твердую почву расположились березовни. А хвойные сухие чащобы среди болот, полные всякого зверья - колки. Привычная нам роща - это сухой лиственный лес близ жилья. Лес на невысокой длинной возвышенности - грива. Глухие, всегда темные, неприступные лиственные леса - дебри. А самое их ядро, где даже зверь не водится - калтусы. И это все разнообразие и богатство мы, многое забывшие сегодня, называем одним словом лес.

Самые значительные постройки на Руси возводились из многовековых стволов (по три века и более) длинною до 18 метров и диаметром более полуметра. И таких деревьев ведь было множество на Руси, особенно на европейском Севере, который в старину называли «Северным краем». Да и леса здесь, где искони жили «поганые народы», были густые. Кстати, слово «поганые» вовсе не ругательство. Просто по латыни paganus - идолопоклонничество. И значит, «погаными народами» называли язычников.

Здесь, на берегах Северной Двины, Печоры, Онеги, издавна укрывались несогласные с мнением властей - сначала княжеской, потом царской. Здесь крепко хранилось свое, древнее, неофициальное. Потому и сохранились здесь до сих пор уникальные образцы искусства древнерусских зодчих.

Свойства дерева, как строительного материала во многом обусловили и особую форму деревянных сооружений. Бревно - его толщина - стала естественной единицей измерения всех размеров постройки, своеобразным модулем.

На стены изб и храмов шли просмоленные на корню сосна и лиственница, из легкой ели устраивали кровлю. И только там, где эти породы были редки использовали для стен крепкий тяжелый дуб, либо березу.

Да и дерево рубили не всякое, с разбором, с подготовкой. Загодя высматривали подходящую сосну и делали топором затесы (ласы) - снимали кору на стволе узкими полосами сверху вниз, оставляя между ними полосы нетронутой коры для сокодвижения. Затем, еще лет на пять оставляли сосну стоять. Она за это время густо выделяет смолу, пропитывает ею ствол. И вот по стылой осени, пока день еще не начал удлиняться, а земля и деревья еще спят, рубили эту просмоленную сосну. Позже рубить нельзя - гнить начнет. Осину же, и вообще лиственный лес, наоборот, заготовляли весной, во время сокодвижения. Тогда кора легко сходит с бревна и оно, высушенное на солнце, становится крепким как кость.

>>>>читать дальше>>>>

 

 

ЗАО «Гермес»
оцилиндрованное бревно,
профилированный брус
для деревянного домостроения
+7 (812) 575-33-30